carduus_crispus
ОГЛАВЛЕНИЕ ЖУРНАЛА

[РАЗВЕРНУТЬ ОГЛАВЛЕНИЕ]
Разведки и экскурсии, а также непоходные события
ПВД
Походы
Другие регионы
Велосипедные экскурсии в Туапсинском районе
(Экскурсия/Разведка)
Озера вблизи г. Загедан. КЧР. Октябрь 2009
(ПВД)
и
оз. Уруп. КЧР. Октябрь 2011
(ПВД)
Наряды страны Магишо
(Поход) Ч.1. Ч.2.
Двухколесный Крым
(Вело-поход) Прелюдия. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.
Отчет о первой части отпуска или Только ленивый не писал о Лаго-Наках, Гуамке и Хаджохе
(Экскурсия/Авто)
хр. Коцехур. Причерноморье. Ноябрь 2010
(Вело-ПВД)
Терра Де Лас Куэстас или Тхач глядит на восток
(ПВД) Часть 1. Часть 2.
Западные Саяны 2010
(Проект Экстерриториум) Часть 1. Часть 2.
Четыре осенних каньона за две зимы до Олимпиады
(Экскурсия/Разведка)
Туапсинские предгорья ("огороды"). Январь 2011
(ПВД) Часть 1. Часть 2.
История одного учета
(Путешествие по Кавказскому заповеднику) Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.
Двухколесный Крым 2012
(Вело-поход) Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.
Скалистый хр. Мостовской р-н. Май 2011
(ПВД)
Байк-Байкал байка 2012
(Проект Экстерриториум
) Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6.
г. Семиглавая. Туапсинский р-н. Июнь 2011
(Вело-ПВД) Часть 1. Часть 2.


Околополярные каникулы 2013
(Проект Экстерриториум
) Часть 1. Часть 2. Часть 3.Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Рыбачим
Окрестности г. Дамхурц. КЧР. Август 2011
(ПВД) День 1-2. День 3.
Передовой хр. вблизи Красной ск. Мостовской р-н. Январь 2012
(ПВД)
Массив Скирда, р. Уруштен. Мостовской р-н. Октябрь 2012
(ПВД) Часть 1. Часть 2.
г. Шесси и окрестности. Туапсинский р-н. Июнь 2012
(ПВД)
г. Закан и оз. Магишо. КЧР. Август 2012
(ПВД)
пещ. Южный слон, г. Белая скала. КЧР. Январь 2013 (ПВД)
г. Ахмет-скала и окрестности. Мостовской р-н. Май 2013 (вело-ПВД)
Теберда, Муруджинские озера. КЧР. Июль 2013 (ПВД)
Каньоны и водопады Сочинского нацпарка. Ноябрь 2013 (ПВД)





Рад приветствовать гостей в своем электронном журнале.
Меня зовут Дмитрий. Фамилия моя Резниченко.

Как вам покажет содержание блога, я в меру сил и возможностей увлекаюсь путешествиями.

Для интересующихся лиц - я на почте и в соцсетях.

А если лицо не интересующееся, то просто рад вам как гостю.


Месяц на Индигирке. Ч.3. Дальше на север
carduus_crispus
День 7
Берег мамонтовой кости
[ДЕНЬ 7. РАЗВЕРНУТЬ (≈29 Мб)]
Наше очередное неспешное утро с завтраком на природе с самого пробуждения сопровождается назойливым и явно рассерженным вороньим карканьем. Звук так близко, что кажется, будто каркает сам котелок с чаем.  Но никак не удается разглядеть и выследить недовольного хозяина территории. Откуда конкретно шум и гам - неясно. До тех пор, пока случайно взгляд не падает в землю на вот это - не побоюсь - орало.
Выяснилось, что источником оказался вороненок, уже достаточно подросший, чтобы иметь свое птичее мнение, но недостаточно, чтобы встать на крыло и вещать его сверху на головы непрошеных гостей.
Гости тем временем допили чай, собрали палатки и отчалили от пристанища. Давид победил Голиафов и, прокричав напоследок уже не сердито, а явно с победой, успокоился.
Корабельные наши дела пошли по накатанной дорожке, и до позднего утра мы вполне успешно помахали веслами. Но у реки на нас были свои планы. Неожиданно на одном из поворотов включили крепкий ветер в лицо. Будучи с утра еще свежими, посопротивлялись для приличия, но с Бореем особо не поспоришь.
Пришлось искать место для швартовки, чтобы пересидеть. И очень уютный уголок нашелся по левому берегу.
Уголок - в буквальном смысле: метров 10 в ширину и не более 100 в длину. Но оборудован столиком и кострищем. Поняв это как приглашение Провидения еще раз позавтракать, не смогли отказать.
Некоторые из команды даже успели вздремнуть, пока капитан нес неусыпное дежурство.
Сон, как известно - лучшее лекарство. Помог даже от ветра, дуть перестало. Вытолкавшись из обильного плавника, в который мы залезли в поисках уютного уголка, двинули дальше.
Тем временем, окружающее пространство начинает претерпевать неуловимые, но все же изменения. Постепенно Индигирка покидает Момо-Селенняхскую впадину, свидетельством чему становятся невысокие скальные поднятия по берегам. Мелочь, а незамеченной не остается - глаза устали от ровной заболоченной низины.
Раз уж выдалась минутка, взгляните на нашу повседневную форму одежды. На воде приходилось оставлять минимум оголенных участков тела, так как местная инсектофауна находила их быстро и пользовалась безжалостно. Инсектициды помогали, но требовали постоянного обновления. Жилет на Сергее одет не столько по требованиям ТБ, сколько для согрева - выглядящее вполне теплым на берегу лето на воде сразу становилось весьма прохладным. Самая холодная река в мире постоянно об этом напоминала.
Все тот же скальный мыс. Извините, фотографировать по сторонам больше нечего.
Общее поднятие берегов явно прослеживается и на следующем фото. На нем же видно, насколько неуютна река во время волнения. Хотя на катамаране это не приносит особых переживаний. А за мысом по правому берегу нас ожидает...
...чье-то очень обжитое хозяйство. Несколько жилых домиков, причал, туалет и даже спутниковая тарелка сильно отличают место от всего, что мы видели ранее.
Если живешь у великой реки - сядь на закате и послушай, о чем она говорит.
Для себя предположили, что весь этот комплекс - что-то вроде турбазы. Спросить было не у кого; побродив по окрестностям, отправляемся дальше.
Не так далеко остается до значимой точки сплава - районного центра Абыйского улуса и крупного по местным меркам поселка - Белая Гора.
А пока мы до нее плывем, расскажу кое-что.


Когда мы видели спутниковые тарелки и недешёвые моторы на лодках местных жителей, сам собой напрашивался вопрос - каков источник финансирования. Мне, конечно, неизвестна полная картина жизни в этих малоприветливых краях. Но кое-что я мог видеть, когда смотрел и слышать, когда слушал.
Нового ничего не открою, сообщив, что в Якутии существует такой вид промысла, как добыча бивней мамонта. Нельзя сказать, что он возник как-то неожиданно или недавно. Все народы, проживающие в местах находок бивней, пользовались ими в косторезных или более утилитарных целях. Местные рассказывали, что еще в поздние советские годы этот материал не считался каким-то особо ценным - находили, собирали, сдавали куда-то. Но не охотились.
Однако рыночная конъюнктура переменчива и внезапна. На мамонтовые бивни обнаружился ажиотажный спрос. Который не мог не найти встречного предложения. Как везде утверждается (сам не продавал, не знаю) подавляющая часть бивней сбывается в Китай. Несмотря на то, что закупочные цены на материал снижаются, поиск и добыча бивней остаются в некоторых местах республики основным занятием всех взрослых мужчин.
Как раз Абыйский улус и Белая Гора - классический тому пример. Часто в разговорах мы слышали "Все на кости", т.е. все уехали за добычей.
Довольно часто тиражируемое фото фотографа Эймоса Чеппела,
который побывал на промысле
Сбор бивней - это конечно не нефтедобыча и организован довольно архаично в том смысле, что не использует каких-то передовых методов и технологий.
Как правило, поиск ведется визуально в почвенных обнажениях. Чаще всего такие обнажения расположены по подмытым берегам рек или ручьев. Именно в них ищут останки мамонтов, используя гидропушку для размыва грунта и мерзлоты.
Кроме специализирующихся на добыче бригад рядовое население также при случае не прочь найти "кость". Неоднократно мы наблюдали, как по Индигирке вдоль яров на тихом ходу шли лодки, и люди в них внимательно изучали обрывы. Думаю, вероятность встречи бивня в таких случаях примерно равна случайной находке самородка под ногами. Но люди пытаются.
Весь механизм добычи бивней полутеневой. Существуют официальные лицензии Росприроднадзора и официально получившие ее старатели. Однако их методы добычи никак не регулируются. Кроме того, есть нелегальная добыча (без лицензии) и нелегальная продажа. Единого отношения к мамомнтовому бизнесу также нет. Кто-то ругает, кто-то поддерживает, кто-то участвует сам.
В поддержку добычи приводятся доводы о возможностях заработать простым жителям республики и о косвенном влиянии на снижение браконьерской добычи слоновой кости. Против - увеличивающийся прессинг на окружающую среду и экологию.
Как и во всём, у медали два оборота.


































































Километров за 15 до поселка "дорожный указатель" - 620 км до устья Индигирки. Хорошо, что нам не нужно до самого конца.
Ближе к посёлку начинаем искать место, где приткнуться на ночь. Прямо около людей вставать не хочется, находим островок в одной из проток не доходя 8-ми километров. Чудесное место - мягкая подстилка из хвои, кругом поля цветущей брусники
Но одновременно становятся явными признаки людей - за деревьями постоянно слышны снующие моторные лодки. И главное - появляется мобильная связь. Щупальца цивилизации мгновенно опутывают сознание и мироощущение. Надо срочно ложиться спать.


День 8
Полтысячи километров за кормой
[ДЕНЬ 8. РАЗВЕРНУТЬ (≈20 Мб)]Наша протока утром.
Незаметно минуем ее и - что это там вдалеке? Показались первые дома Белой Горы.
До самого последнего момента сам по себе поселок нам был не нужен. Планировалось пройти его транзитом и стремиться дальше к благородным целям. Но на той самой турбазе, куда вчера заглядывали, я умудрился порвать сапог. Нужно было срочно его менять, и сделать это можно было только здесь.
Десант мой в Белую Гору был быстрым и только по делу. Довольно скоро обнаружился нужный магазин и нужная мне пара сапог. Однако непредвиденная высадка в человеческую среду сделала свое подлое дело - мысли "что я здесь делаю", "как там сейчас на Кубани" и "зачем мне все это нужно еще целый месяц" назойливо меня преследовали вплоть до возвращения на катамаран и отплытия из зоны видимости последних антропогенных признаков.
С воды немного поснимали. В поселке не стал, опасаясь быть принятым за шпиона и вместе с новыми сапогами доставленным куда следует.

Берег в поселке высокий. Наверное половодья, которые на Индигирке не редкость, не сильно беспокоят жителей.
На мелководье в акватории поселка небольшое корабельное кладбище.
Легкие признаки какой-то хозяйственной деятельности.
Сергей, как вы помните, противник (и его с L-объективами и Марком можно понять) съемок с воды, но тут не удержался.
Постепенно последние очертания поселка скрылись из вида, мысли пришли в порядок, и гармония окружающего мира, свободная от присутствия человека и человеческих забот, напитала воздух.
На горизонте  даже появляются доминирующие на местности высоты. Вон тот дальний конус будет довольно долго маячить перед нами. На Генштабе он обозначен как вершина Выгка-Таса и сейчас от нас в 50-ти километрах по прямой.
До самого вечера вам показать больше нечего. Зато к завершению ходового дня нашли просто-таки царский пляж для лагеря. По левому берегу попался участок песчаной косы, забитый сухим плавником для костра. Открытые пространства сплошь заросли хвощем.
Множество укромных закоулков для палатки.
Избыток светлого времени полярного дня позволяет обосновывать лагерь не спеша и оставляет возможность погулять в округе, пока готовится ужин.
Видимо, не нам одним приглянулось место.
Утомившись отбиваться от полчищ комаров, прячущихся (оказывается) в хвоще, возвращаюсь к палатке и скрываюсь от кровососущих в ней до утра.

День 9
Привет, сегодня дождь и скверно ©

[ДЕНЬ 9. РАЗВЕРНУТЬ (≈18 Мб)]Очередное утро начинается у нас безоблачно и приятно. Что, с одной стороны, доставляет безусловную радость. Но с другой стороны, даёт понимание, что все ближе момент, когда утро будет таким, как положено в Заполярье. Однако пока ничего не предвещает.
С каждым днем все сильнее стирается разница между отдельными датами путешествия, если в них только не случается что-то, хоть как-то отличающееся от сложившегося размеренного ритма сплава.
Хотя мы сами по себе представляли постоянный интерес для местных жителей. Кто такие, почему на веслах, куда плывёте, а как вы так без мотора - такие вопросы частенько сыпались на нас со всех проходящих мимом моторных лодок.
Познакомились таким образом с Александром Бендеровым из Белой Горы и семейной парой Василием и Анастасией. Новые люди, особенно с такими странными и непонятными целями, как у нас, вызывали у местных жителей живой интерес. Это общение в немалой степени было любопытно и нам.

Пока навигатор беспристрастно отсчитывает пройденные километры, пейзаж вокруг меняется мало.
Запомнился этот необычный участок реки чуть ниже устья Семюеляха. Какие-то процессы разложения обильно выделяли газы со дна, образуя на поверхности частую сетку пузырьков. Будь их чуть побольше, было бы полное ощущение сплава по кипящей воде.
По мере удаления от райцентра личные приусадебные хозяйства всё реже и всё скромнее в масштабах и обстановке.
Вопреки нашим опасениям о скорости реки, местами течение разгоняло судно до 6,5 км/ч без каких-либо активных действий с нашей стороны. Чем мы пользовались, часто дрейфуя и дремля на палубе.
Дрейф дрейфом, а по берегам все же поглядывали. И на одном из переходов заметили урасу. Правила приличия требуют причалить и поздороваться. Здесь случилась встреча, для городского обывателя мало вообразимая. Особенно для жителя какого-нибудь черствого мегаполиса.
Еще до подхода к урасе мы слышали на противоположном берегу работу бензопил. У самой постройки был заметен только один человек - парень лет 15-ти. Подойдя к нему, поздоровались.
- Сейчас, здесь подождите, я скоро, - сказал он и завел свою моторку, направившись на тот берег, где слышна была работа.
Мы пока рассматривали окружение. Поодаль - каркас балагана. Вероятно, для него и валили лес на том берегу. Среди личных вещей парнишки - пауэрбанк и смартфон с музыкой. Молодёжь везде одинаковая.
Вскоре на том берегу всё смолкло. Потом заработали моторы уже нескольких лодок, и к урасе причалили четверо - хозяин, тот парнишка и еще двое его сверстников - родственники хозяина.
Дальше было как со старыми друзьями.
- Идем чай пить - распорядился хозяин. Я постеснялся тогда сразу спросить, как его зовут, а позже уже было как-то некстати.
"Пить чай" означало накрыть для нас, незваных гостей, стол, приготовить обед и оказать все мыслимые знаки внимания и гостеприимства. То, что люди бросили все свои совсем не праздные занятия ради простого визита вежливости незнакомцев, которых они больше никогда не увидят, то, что устроили им обед и потратили личное время на разговоры с ними, во многом характеризует восприятие здесь человека и гостя, которое давно испарилось в современном урбанизированном обществе. Я был как минимум обескуражен. Хотелось сделать что-то хорошее в ответ, хотя очевидно было, что отношение к нам лишено корысти или каких-то встречных материальных ожиданий.

Отблагодарив, чем могли (сладким из наших корабельных запасов) отчалили, нагруженные в дорогу чиром. Наконец-то рыба в рационе.
Все больше  закрепляются в рельефе приятные очертания возвышенностей - значит, с местами для стоянок теперь будет получше.

Если вас угощают рыбой, то обязательно дадут свежую и недавно пойманную. Мороженую рыбу предложат только в крайнем случае, если нет свежей, или если вы сами попросите.
Считается, что это уже "второй сорт"


Подаренная рыба, разумеется была частично засолена, а частично пущена на строганину. Видимо, голод пересилил во мне художника, поэтому фотографий этого поворотного гастрономического события в нашем однообразном питании сделано не было.
Пока мы возились со строганиной и устраивали сиесту после неё, день стал портиться.


Стало ясно, что нужно уже присматриваться к берегам на предмет ночевки. Дождливый финал сегодняшнего дня не оставлял сомнения, поэтому страшно хотелось найти домик с печкой. Но река таковыми не радовала. Все, что находили, было затоплено или непригодно для жилья.
В этих поисках тепла и уюта нас и застал дождь. Сначала мелкий и заунывный, потом все сильнее и с добавкой ветра. Про крышу уже забыли думать, искали хоть какое-то место, где можно обустроиться и натянуть тент для костра.
Наконец, промокнув и продрогнув, увидели на противоположном берегу пригорок. Не разбирая погоды, фарватера и течения, ринулись к нему. Вскоре уже сушились у костра, а что за место нам попалось под лагерь - это мы обнаружили следующим утром.

Что дальше: встреча в Похвальном

Месяц на Индигирке. Ч.2. Издалека, долго течет река
carduus_crispus
День 4
На берегу этой тихой реки
В дебрях чужих у священной воды ©
[ДЕНЬ 4. РАЗВЕРНУТЬ (≈8 Мб)]
Утро выглядит многообещающим, поэтому, долго не думая, завтракаем и собираемся дальше. По заведенной традиции каждый новый день у нас смена бортов, чтобы попеременно менять нагрузки на руки. Сегодня Сергей на левом баллоне и укладывает свои вещи на "рабочем месте". Я свои либо уложил, либо отлыниваю, прикрываясь необходимостью вести фоторепортаж о буднях героев.
Почти сразу после выхода на горизонте сквозь деревья начинают проглядывать манящие очертания. Это Индигирка делает поворот в течении и даёт еще разок взглянуть на Момский хребет - отсюда открываются его северные границы.
Нельзя отказать в привлекательности этим несколько графичным сюжетам с прореженными насаждениями лиственниц на фоне заснеженных вершин. Но аттракцион длится не очень долго, скоро горы показываются в последний раз и исчезают насовсем за густой прибрежной растительностью.
Начинается время низких и плоских берегов.
Несмотря на малолюдность региона нельзя сказать, что мы здесь чувствуем оторванность от цивилизации. Во-первых, Индигирка в летнее время концентрирует все население, т.к. становится единственным путем сообщения (не считая воздух). Довольно часто мы расходимся с моторными лодками.
Во-вторых, на реке течет и собственная жизнь. На фото ниже один из ее элементов - судно, обслуживающее нужды навигации. Сейчас команда путейцев расчищает знак на берегу от тальника.
Кружка с водой на борту - не просто кружка, а еще одна зарисовка походного быта. Отстаивается вода для попить. К утреннему и вечернему чаю обычно кипятили, но в течение дня тоже иногда хотелось глотнуть. На фото уже почти годная для питья.



Проблему хорошей питьевой воды в среднем и нижнем течении Индигирки выделяют почти все путешественники этого района. Равнинный характер реки не позволяет рассчитывать на мелкие водотоки, в которых вода обычно чистая, поэтому приходится довольствоваться тем, что есть.
Вода реки чрезвычайно обогащена взвесью. В период таяния снегов взвесь настолько обильна, что не оседает и находится постоянно в толще воды, даже у поверхности.
Этот период называется "черная вода", что вполне отражает действительную ситуацию.
На космоснимке хорошо видна разница между водой Индигирки и окружающих водоемов.
Снимок GoogleEarth
Качество воды еще сильнее падает с приближением к устью. Хотя никакого загрязняющего производства нет на сотни километров. У райцентра Аллаиховского улуса - пос. Чокурдах количестве взвеси уже настолько велико, что даже отстоявшяася вода малопригодна для употребления.
Но можно найти, тем не менее, альтернативные источники чистой воды - небольшие ручьи среди береговых возвышенностей, болота или старицы близ основного русла.

Готовясь дома к маршруту, на картах обнаружил неизвестный мне до этого элемент ландшафта. Вдоль всего русла Индигирки были нанесены некие булгунняхи, местами очень обильно. На местности этот экзотический и многообещающий термин оказался буграми мерзлотного пучения, привлекшими внимание ровно один раз.
На фото ниже один из булгунняхов. Этот залесенный, ниже в тундре они без деревьев.
Если вы помните, это яр. Так как мы приближаемся к поселку, начинают попадаться курсирующие вдоль них лодки. Как уже говорил, в обнажениях ведут поиски бивней мамонтов.
Вот и поселок. На картах гентаба он обозначен как Куберганя, но на местности принято называть его Кэбэргэнэ. Это одно из немногих мест на реке с мобильной связью. На карте покрытия МТС в этом месте белое пятно, а Билайн, мы, кажется, там обнаружили. Но сеть держалась недолго, и как только мы миновали поворот реки, снова оказались вне лап цивилизации.
За Кэбэргэнэ предполагалось пройти еще пару километров и вставать лагерем. Но прошли и пару, и пяток, и дюжину, а пристать все было негде. В итоге, пройдя еще 25 км сверхурочно, к своему удивлению обнаружили, что добрались до Селенняха - крупного и мощного левого притока.
Со своенравным Селенняхом пришлось побороться, чтобы не прижало к правому берегу Индигирки. В итоге из последних сил все же победили, но завершать рабочий день уже захотелось очень сильно. Поэтому пришлось выбирать совсем третьесортный относительно сухой пятачок в кустах, где и ютить палатки. С трудом поместились среди кочек и бурелома. Это была самая неюутная ночевка за все путешествие.
День 5
Ветер, ветер, ты могуч
[ДЕНЬ 5. РАЗВЕРНУТЬ (≈15 Мб)]
Но утром жизнь в очередной раз наладилась. Солнце, воздух и вода - что еще нужно для счастья? Правильно, позавтракать.
На воду выходим совсем в курортных условиях. Тишь да гладь.

Индигирка считается самой холодной рекой в мире


Совсем не северная температура воздуха в сочетании с проплывающими кустами на берегу в какой-то момент породили полную иллюзию неспешного сплава где-нибудь по Кубани.
После нескольких часов томления в собственном соку противиться деструктивному воздействию солнечной неги уже не было никакой возможности. Поэтому пришлось взбодриться, окунувшись в холодные воды Индигирки с борта. Парным молоком, конечно, не назвать, но и не жидкий азот.
Ближе к полудню попадаем в новое для себя окружение - по течению попутно с нами несет большое количество пены. На дрейфе, а особенно в обеденный отдых, вокруг катамарана собирается целое футбольное поле этой субстанции. Плывем как в вате. Находим для пены полезное применение - так как ее тащит по течению, она неплохо указывает оптимальный фарватер, остается лишь следовать за дорожкой.
Но вторая половина дня становится карой Небес за начало морального разложения на маршруте. Сначала у Сергея выскользнул и ушел на дно хороший походный нож - моргнуть не успели. Вздохнули, почтили память минутой молчания и с подпорченным настроением двинули дальше.
Но далеко уйти не успели. С севера как-то внезапно пригнало смену погоды, и на воде моментально стало неуютно.
Основную неуютность приносил встречный ветер. Так как парусность нашего судна была вполне велика, а гребной потенциал ограничивался двумя человеческими силами, даже небольшие порывы ветра останавливали нас на воде намертво.
Пользуясь сильной извилистостью Индигирки, под прикрытием берегов и островов, разными галсами и прочими ухищрениями пришлось в час по чайной ложке протискиваться вперед.
Ближе к вечеру на горизонте показались строения отмеченной на карте и ныне заброшенной базы Дружина. Хорошее место для ночевки, оставалось только добраться. И это оказалось не так просто. Здесь мы ничем не были прикрыты от встречного ветра, и он с нами поиграл вволю. Пройдя 8 км за 2 часа самой интенсивной гребли, наконец-то подползли к пристани. Так мы впервые узнали индигиркский ветер.
На базе, несмотря на слегка угнетающую заброшенность, оказалось вполне уютно. Из оставшихся строений в хорошей состоянии оставалась одна изба, где и решили ночевать. Уцелела также и баня, но топить ее не было сил и желания.
Почти ночные прогулки по окрестностям.
На фото изба, в которой нашли приют. Прямо - кухня, направо - жилая комната. Печь еще не топили, но попозже воспользуемся - она оказалась исправной. В хозяйственное помещение, примыкающее слева, не заглядывал.
Остальные постройки уже начал точить червь одряхления.
Плюс 13 на термометре, нежаркое северное лето.
По всей видимости, ангары для техники.
В прошлые времена Дружина была даже райцентром, а ближе к нынешним годам сократилась до промежуточного пункта снабжения ГСМ. Если верить журналам учета, которые мы нашли в избе, последняя жизнь здесь замерла в начале 2000-х.
Пристань сильно размыло, но причалить еще есть где.
Общий вид на то, что еще стоит.
По нашей избушке видно, что люди ушли отсюда совсем недавно, а может быть, и не ушли насовсем и иногда поддерживают порядок. Относительно свежие продукты (чай, соль, специи) и другие предметы быта были на столе и полках.
Электричества, разумеется, никакого нет. Проводка, видимая по стенам, - остатки былой жизни. На этом краткая зарисовка Дружины завершается, а мы спать.
День 6
На высокий берег, на крутой ©
[ДЕНЬ 6. РАЗВЕРНУТЬ (≈ 13Мб)]
У нас уже утро. Сергей носит корабельное имущество от места ночевки обратно к судну. Как уже упоминалось выше, либо я свое отнес, либо отлыниваю под предлогом фоторепортажа о жизни героев ©.
Капитан более чем суров в это пасмурное утро и решительными шагами мнет растущий на пути хвощ.
Герои героями, а окружающее пространство тоже надо показать.
Отживший свое сруб и лодка не своей стихии. И уже ставший привычным шиповник.
Пушица подчеркивает ощущение покинутости.
Скоро катамаран готов к отплытию, ну и нам задерживаться больше незачем. С первых метров гребли о себе напоминают кистевые суставы - следствие вчерашних силовых упражнений по достижению Дружины в сложных метеоусловиях.
В связи с этим решаем сегодня пощадить конечности и убавить пыл. Тем более, что вчера в ходе инвентаризации пройденного расстояния и критической оценки графика движения и то, и другое было общим голосованием признано более чем удовлетворительным. Идем хорошим темпом, можно немного расслабиться.
Пейзажи продолжают потрясять воображение своей стабильностью. Наиболее динамичным элементом ландшафта становится небо. Его много и оно везде.
На судне уже почти железный распорядок дня - три-четыре ходки по часу, затем обед. После обеда легкий, быстрый и тревожный от постоянных комаров полусон. Затем снова четыре-пять ходок, смотришь - уже и вечер.
За все дни на обед у нас пока не было ни одной рыбешки, как бы это странно не казалось на реке, изобилующей чиром, муксуном и прочей белой рыбой, названия которой звучат вкуснее день ото дня с каждой съеденной банкой тушенки.

С такими мыслями в очередной протоке замечаем еще издали высокий (выше, чем все прочее по берегу) лиственничный лес. Как раз время клонится к вечернему лагерю, и мы берем курс на замеченный объект.
Предчувствия не обманули, обнаруживаем высокий и незатопленный берег со зрелым лесом почти без подлеска. Такие места на реке становятся все более и более редкими, поэтому без колебаний чалимся здесь.
Хотя кромка основательно подмыта водой, этот кусок земли  лучшее, что можно найти на многие километры вокруг. Вдобавок, затевается низкое фактурное освещение. Жаль, что пропадает зря - с лесистого берега много не снять.
Единственым героем сюжета становится вот эта подмытая лиственница, художественно склоненная к воде.
И как вы можете видеть, без шиповника снова не обошлось.
Режимный свет длится не очень долго. Вскоре золотистое освещение окрестностей иссякает, и причин кормить кровососущих больше нет. Отправляемся по палаткам. Пройдено уже почти 500 км пути. Впереди еще 250 км неизвестности


Что дальше: цель уже близко

?

Log in

No account? Create an account